Обратиться в Корпорацию

Мы вам перезвоним


Андрей Толмачев: «Приоритет номер один — это развитие индустриального парка „Храброво“»

news-bg.jpg
В среду, 31 октября, Андрей Толмачев дал свое первое расширенное интервью после вступления в должность генерального директора Корпорации развития Калининградской области. В прямом эфире радиостанции «Комсомольская правда Калининград» в рамках проекта «Авторитет» он ответил на вопросы ведущей Елены Воловой. Публикуем ссылку на запись беседы и наиболее интересные тезисы прошедшего интервью.

О судьбе здания на Литовском валу

Елена Волова: — На сайте Корпорации размещена следующая информация. Историческое здание по адресу Литовский вал, д. 57-59б, будет сохранено. Об этом сразу же после заседания областного правительства, прошедшего 29 октября, заявил генеральный директор Корпорации развития региона Андрей Толмачев. «Есть несколько инициаторов проекта реконструкции здания на Литовском валу, 57-59б. Предполагается сохранение его исторического облика, без повышения этажности. Корпорация взаимодействует с заинтересованными лицами, обсуждает возможности, чтобы вернуть жизнь зданию, которое находится в законсервированном состоянии. Сейчас готовятся проектные работы», — уточнил Андрей Толмачёв. Скажите, у Корпорации проблемы с нынешним местоположением?

Андрей Толмачев: — У Корпорации нет проблем с нынешним местоположением, но есть идеи, как можно было бы привести это здание  в хорошее состояние. При всем том, что здание является частью «входной группы» Калининграда, и хотелось, чтобы оно выглядело красиво, а в нем было бы комфортно. К нам обратился заинтересованный инвестор, который предложил концепцию использования помещений этого здания.

— Концепция держится в тайне?

— Мы сторонники того, чтобы собрать все имеющиеся идеи, поэтому будем открыты к предложениям других концепций. После будем с коллегами, с горожанами выбирать, какая наиболее удобна и возможна к реализации в нашем городе. На данном этапе не стал бы озвучивать ту первую идею, которая к нам поступила. Заинтересованность есть, это уже хорошо. У нас есть задача сделать город красивым и функциональным, в плане того здания, которое в данный момент разрушается. В итоге было принято решение губернатором Калининградской области Антоном Алихановым отдать это здание Корпорации развития.

О конкурсе заявок по финансированию развития инфраструктуры промплощадок

Прокомментируйте,  пожалуйста, заявление директора РСПП Александра Шохина, которое он сделал во время Евразийского экономического форума. «Появилось четыре региона, которые свои проекты предлагают. Это Татарстан, Нижний Новгород, Пермь и Калининград. Вопрос в том, что они хотят их предложить и инвесторам, и хотят, чтобы они федеральный статус какой-то получили. К примеру, Калининград предлагает „Сухой порт“ в городе Гусеве, строительство Smart City на пустой площадке, которая у частного инвестора есть, и хочет, чтобы они попали в федеральные программы с точки зрения инфраструктуры». О каком «Сухом порте» в Гусеве и Smart City на пустой площадке идет речь?

— Во-первых, это не все проекты, которые подавались на конкурс по получению федеральных субсидий. Заявок от Калининградской области было значительно больше. Отрадно, что наш регион был одним из немногих, кто подал заявки. История эта очень интересная. Она инициирована помощником президента РФ Андреем Белоусовым. Суть ее в том, чтобы регионы сформулировали свои предложения по реализации инфраструктурных инвестиционных проектов. Эти предложения будут направлены действующим финансовым группам и бизнесменам для участия их капиталов в таких добрых и правильных инициативах. Среди заявок есть не только инициативы от правительства Калининградской области. Насколько я знаю, были предложения от других министерств, Министерства финансов РФ и Министерства экономического развития. Уточню, что имелся в виду  «Сухой порт» не в Гусеве, а в Черняховске. Smart City — это инициатива частного инвестора по строительству, условно, города с использованием умных технологий в Калининградской области, в районе поселка им.А.А.Космодемьянского. Были еще проекты по строительству мостов, причальных стенок. В настоящее время перечень обсуждается, фильтруется. Нам пока непонятно, на какие проекты мы выходим. Одно могу сказать, что все проекты, которые заявлялись, имеют инвестиционную привлекательность, бюджетную эффективность, социальную и, безусловно, коммерческую эффективность.

Если говорить о проекте «Сухой порт», то он был инициирован Калининградской железной дорогой совместно с Корпорацией развития Калининградской области. Ее идея в том, чтобы на территории промышленной площадки в Черняховске, где есть и российская, и европейская железнодорожная колея, сделать логистический центр. С точки зрения развития транспортно-логистических возможностей и с учетом проводимой политики РЖД по возможности пересылки грузов из Китая на территорию, например, Калининградской области и дальнейшей доставки на территорию ЕС, этот бы центр усилил существующую практику. За полгода уже 40 таких составов прошло. Перспективы и возможности достаточно интересны.

Корпорация развития предложила проект, где прописываются аспекты размещения «Сухого порта», модель его функционирования. Этот проект возможен только при условии сотрудничества РЖД, КЖД, Корпорации развития и заинтересованных инвесторов, имеющих определенные объемы по грузам, желание развивать «транспортное плечо» между Россией, Китаем и ЕС. Он очень интересен и потому, что позволяет сократить срок доставки грузов из Китая в наш регион до 9-12 дней. Коллеги уже добились таких результатов.

По «Смарт Сити».  Нам интересны любые частные инициативы. Здесь же любопытно посмотреть, насколько она с точки зрения своего эффекта реализуема. Не могу открыто говорить о параметрах  проекта. Есть проекты, которые мы сами инициировали: ту же IT-зону под Светлогорском либо технопарки, которые мы намерены развивать. Есть идеи по использованию нашего здания на ул.Сержантской либо земельных участков, которые стоят пустые. В итоге хочется сказать, что хочется создать инфраструктурные объекты, офисные помещения, которые были бы удобны для определенной целевой группы.Нам видится, что это креативные индустрии, креативная молодежь. С нехваткой помещений для таких бизнесов я столкнулся, работая в Светлогорске. После введения льгот появился огромный интерес к размещению, аренде офисов. А их катастрофически не хватает.

— Какой из проектов, которые не назвал Александр Шохин, вам импонирует больше всего?  

— Это «Сухой порт», в той логике, что была отражена в заявке, и проект по созданию IT-зоны в Светлогорске. Идея развития креативных индустрий мне очень нравится.Я понимаю специфику работы отраслей, которая в них имеется.Это отсутствие границ при перемещении товара. Региону необходимо уделять большое внимание тем видам экономической деятельности, которые не связаны с физическим перемещением товаров.

О Светлогорске и работе в Корпорации развития

— У правительства, Корпорации развития есть множество планов по объектам, которые необходимо построить в Светлогорском районе. Это и строительство IT-зоны, и пересмотр функций детских лагерей на территории муниципалитета. Как Корпорация мы помогаем всем заинтересованным сторонам по тем же вопросам инфраструктуры: где-то с согласованием, где-то с подготовкой документации. Для нас это работа безвозмездная. Это делается с позиции развития региона в целом.Поэтому мы много делаем для прокладки сетей, которые дадут другой уровень развития тем инициативам, которые придут на эту инфраструктуру.

— Назовите 3-5 важнейших задач, которые вы ставите себе на ближайшую перспективу, на те 3-5 лет, которые вы пробудете на этой должности?

— Первая задача: подготовка инфраструктуры индустриального парка «Храброво». Эту задачу мы выполним за полтора года. Второе — это реализация инвестиционного проекта на «Рыбной деревне», который достался нам еще от Корпорации развития туризма. Поэтому наша задача в том, чтобы было все реализовано в том объеме, в той идеологии, которая там сейчас согласована. Мы видим, что многое буксовало при реализации этой инициативы. Мы будем двигать, и у нас появится многофункциональный комплекс, у нас появится музей современного искусства. Третье. Вижу задачу налаживания диалога между бизнесом и Корпорацией. Сейчас такая ситуация, когда необходимо дать понимание нашему местному бизнесу и тем, кто регионом интересуется, что есть то «одно окно», которое помогает. Мне хочется, чтобы  Корпорация оказывала услуги фронт-офиса, комфортного пребывания, сопровождения инвестиционных проектов, и не важно, на площадке ли Корпорации они реализуются, муниципалитета ли, на коммерческой площадке, но понимание помощи должно присутствовать.

— Расскажите поподробнее о ходе реализации проекта застройки второй очереди «Рыбной деревни».

— Сейчас могу сказать точно, что будет построен многофункциональный комплекс, в котором Корпорация будет иметь определенный объем коммерческих площадей. Ими будем оперировать. Также в этом комплексе, с учетом развития музейного квартала, появится музей современного искусства. Решение такое принято. 22 ноября в Историко-художественном музее состоится презентация концепции этого музея. Очень хотелось, чтобы наш город имел как можно больше культурных пространств, где можно было бы провести время. Над этой концепцией сейчас работают местные архитекторы, и местные бизнесмены, инвесторы в эту историю вкладываются. Инвестор Рустам Алиев. И те идеи, которые закладываются в проект, обогатят наш регион. Это правильно, потому что и в России таких объектов сейчас немного. Задача Корпорации, чтобы оба этих объекта появились. Срок себе ставим — май 2022 года. Есть мнение и желание, чтобы эти работы завершить как можно раньше. Думаю, что активная фаза стройки на площадке начнется в следующем году. Этапы строительства, их сроки сложно прогнозировать. Мы будем помогать застройщикам и делать все зависящее от нас для реализации этих проектов.

О развитии ИП “Храброво”

— Вы назвали первой приоритетной задачей развитие промышленного парка «Храброво». Расскажите, в каком он сейчас состоянии?

— «Храброво» — это приоритет номер один, потому что много бюджетных средств уже было выделено Корпорации развития. Она никуда их не тратит, кроме как на строительство инфраструктуры. Все деньги у нас посчитаны. Наша задача, чтобы на площадке появился газ, понятная система электроснабжения, и вода, и канализация, и тепло. Это площадка для инвесторов.  У нас есть лист инвесторов, которые уже подписали с нами соглашения об аренде земельных участков. Соответственно, Корпорация получает за это деньги. Это наши доходы от операционной деятельности. Есть лист инвесторов, которые находятся в режиме сопровождения, но не дошли до фазы подписания договора аренды. Есть фаза работы с инвесторами: «поболтать». Это называется «верх воронки продаж». Их приходило много таких, которые хотели реализовываться в короткие сроки. Они были отложены ввиду отсутствия инфраструктуры.

— Почему же так долго идет строительство инфраструктуры? Еще я когда работала в правительстве области,  «Храброво» возникла как площадка?

— Во время отчета перед областной Думой мы специально решили показать диаграмму Ганта. На ней отразить, когда в Корпорации выделялись деньги, когда появлялась документация и когда реально пошли работы. Наши графики показали, что последняя активная фаза работ была всего полтора-два года назад.

— Много говорят о строительстве завода BMW в «Храброво». Что на это скажете? Есть какая-либо точная информация на этот счет?

— Мы действительно подготовили место для размещения  завода BMW. Но мяч, как в теннисе, на их стороне, потому что есть определенные порядки, определенные процедуры. Это инвестиционный проект, реализация которого зависит от нас в меньшей степени.  Сейчас представители BMW решают вопросы с Министерством экономического развития, с Министерством промышленности и торговли по поводу условий «специнвестконтрактов». Это федеральная повестка, федеральные торги.

Повторюсь, если бы BMW решило разместиться на площадке «Автотора», мы бы поддержали. Корпорации главное, чтобы инвестор пришел в регион и начал работу.

— Многие считают, что Корпорация — это некая прорва, куда вкачивают деньги, и они там исчезают без контроля и внятных итогов деятельности. Что вы можете на это ответить? Кто и как контролирует расходы Корпорации и их необходимость?  

— В Корпорацию действительно закачивается прорва денег. Но все эти деньги инвестировались в инфраструктурное развитие региона. Это инвестиции, которые шли на покупку земельных участков и на их формирование. Это деньги, которые шли на инфраструктуру напрямую: на подключение к электросетям, это технологическое присоединение, которое мы оплатили. Если говорить о постулате, что Корпорация «проедает», то это не совсем верно. Например, по этому году Корпорация показала, что нет необходимости тратить средства на наше обеспечение. Мы его генерируем из наших доходов.

Все расходы, это общественные деньги, контролируются. У нас есть учредитель.  Чистоту имущественно-земельных отношений проверяют и территориальные надзорные органы, и федеральные, силовые ведомства. Нам нечего стесняться, у нас все хорошо.

— Сейчас вы сами считаете работу Корпорации развития эффективной?

— Да. Потому что если брать за показатель готовность инфраструктуры индустриального парка или если говорить об инвестсоглашениях, заключенных в рамках уже названных проектов, то Корпорация сделала все, чтобы эти проекты были реализованы. Теперь функция сопровождения, чтобы они ввелись в эксплуатацию. Поэтому сейчас считаю, что Корпорация хорошо работает.

К вопросу о KPI. Корпорация руководствуется теми показателями, которые дает нам наш руководитель, соответственно, это правительство Калининградской области. Поэтому новости о том, что у нас исчез какой-то показатель… Я тоже хотел бы знать, куда мы его дели? Но как подсказали коллеги, что исчез он не при мне, а до, и это было мнение министерства экономики. По их мнению, мы не отвечаем за эти соглашения. Хотя я не согласен, потому что есть соглашения, которые курируются Корпорацией, которые ею инициированы. Есть инвесторы, которые пришли из-за деятельности Корпорации по фронт-офису, по сопровождению. Эти проекты можно делить на несколько фаз, на несколько стадий. Мне видится это так, если следовать логике «воронки продаж». Сколько визитов инвесторов было на территорию. Такой показатель есть, но он не особо интересен. С точки зрения нашей эффективности вряд ли. Тем не менее это теория маркетинга, маркетинговая стратегия, и на нее нельзя не отвечать. Второе — это количество юридических лиц, которые зарегистрировались на территории Калининградской области по итогам обращения в Корпорацию. Это уже показатель, и здесь нам есть о чем говорить. Функция сопровождения и оказания услуг по размещению тоже может быть показателем деятельности. Если копнуть глубже, то это количество заключенных договоров по сопровождению. Следующий этап — это количество заключенных договоров на аренду земельных участков, которые находятся в непосредственном управлении Корпорации. Конечный показатель для нас — это объем инвестиций тех резидентов, которые начинают капитализировать свои бизнес-идеи в деньги на территории. В целом же наш KPI строится на макроэкономической модели. Объем инвестиций на душу населения — это макроэкономический показатель, и он не всегда зависит от деятельности Корпорации. Мне же больше импонирует уровень микроэкономики. Его мерить проще. Но я согласен, что количество соглашений, объем инвестиций непосредственных от резидентов — это те показатели, которыми мы должны руководствоваться.

— Кто-нибудь уже считал этот объем инвестиций?

— Могу говорить только о прогнозных цифрах и тех объемах, которые предполагаются по «Храброво». Они приблизительно есть. Мы шутили, что есть 150 млн +16 млрд. Важно, что проекты есть и они начнут реализовываться, когда мы повернем ключ «на старт» и бизнес-парк как таковой заработает.  

Если говорить об итогах деятельности Корпорации за период губернаторства Антона Алиханова, за два последних года, то мы имеем 3 договора аренда на наши земельные участки. У нас есть порядка 7 соглашений на сопровождение проектов.

Есть еще одна важная составляющая деятельности Корпорации — это работа Проектного офиса Агентства стратегических инициатив, в рамках положения Калининградской области в национальном рейтинге. Это тоже показывает эффективность работы Корпорации. Результаты, которые показывали по годам, с 72 на 39, а потом на 15 в рейтинге — это все связанные вещи. Имеется в виду Национальный рейтинг инвестиционной привлекательности субъектов РФ. Это набор показателей, и в первую очередь это экспертное мнение по срокам и стоимости прохождения административных процедур. Они делятся по блокам: есть регуляторная среда, финансовая поддержка. За два года регион сильно вырос в рейтинге, и это связано с деятельностью Корпорации, с взаимодействием с экспертными группами, которые есть в нашем регионе.

— Еще вице-премьер Александр Шендерюк-Жидков заявлял, что развитие промышленных площадок в безусловном приоритете работы правительства области на следующий год. Про «Храброво» поговорили. Расскажите, что с Черняховском, Багратионовском?

— Сейчас мы выбрали такую тактику, что Черняховск тоже становится нашим приоритетом, понимая специфику и логистику этого проекта. Это две колеи, это месторазмещение, рабочая сила, свободные земельные отношения, и наше инфраструктурное присутствие. Наша задача — аудит того, что есть. Потому что сейчас есть много площадей с готовой инфраструктурой. Их можно без каких-либо вложений вводить в оборот. Такие площадки есть и в Советске, и в Багратионовске, и в Правдинске. В Правдинске тоже две колеи. С учетом опыта работы в муниципалитете и доверительных отношений с коллегами по этому направлению работу перестроим немного  и будем говорить о несколько других показателях эффективности. Речь будет идти не о приходе на «нашу» землю, а в целом на территорию Калининградской области.

— Может быть, появились новые проекты, о которых мы пока не знаем?

— Такие проекты есть.Это проекты по линии пищевых производств. Сейчас даже обсуждается строительство завода по выпуску пельменей. Есть интересный проект, который предполагает локализацию производства уникального материала. С его помощью можно обогревать помещения, сиденья. Такой технологии еще в России нет. Как опытный образец есть только в Германии. Нам интересно реализовать такой проект на нашей площадке. Это тот пример, когда факт эффективности легко измерить тем, что соответствующее юридическое лицо мы зарегистрировали в регионе. Сегодня мы обсуждали очередную историю по производству древесных пеллетов. Идей много, но хочется, чтобы все развивалось step by step: юридическое лицо, договор сопровождения, договор аренды земельного участка, далее регистрация компании в качестве резидента ОЭЗ. Далее — оформление проектно-сметной документации на завод, строительство и ввод в эксплуатацию. Это есть и результат.

Об IT-индустрии и туризме

— Много раз упоминали про IT-деревню в Светлогорске. Хотят ли к нам айтишники ехать?

— Очень хотят. Это я понял, когда начал работать в Светлогорске. Мы стали думать, что можно сделать для диверсификации той экономики, которая есть в районе. Режим бальнеологического сезонного курорта вполне понятная история. Курортная зона накладывает запрет на ведение какой-либо промышленной деятельности, размещать производства на территории. Туризм, курортная тематика сильно зависит от климата и базы отелей, санаториев. Либо мы занимаемся реновацией последней и создаем конкурентоспособные комплексы, либо делаем что-то еще, развиваем то, что нормативно возможно на территории Светлогорска. Мы придумали про информационные технологии.

— Вы то придумали, а айтишники-то захотели?

— Мы придумали, они захотели. К нам пришла одна компания. Это «БФТ», резидент ОЭЗ, который зарегистрировался под новые условия. По России у них больше 2000 сотрудников. Сначала они очень скептически отнеслись к релокации своей в Светлогорск. Но в итоге попробовали. Начали с 10-ти человек. Сейчас идет речь о создании 20 рабочих мест. Сам директор говорит о возможности открытия офиса на 200 сотрудников. В итоге вопрос встал об офисных помещениях. Второй — это какое креативное пространство надо создать. Запрос самих айтишников оказался совсем другим, нежели мы себе представляли. Им нужны не крутые офисы, а хорошая городская среда рядом с морем. Им важны близость к границам и путешествия по Европе.

Сейчас много говорят о «сопричастном проектировании». Такие механизмы важно внедрять, потому что они помогают посмотреть на объект другими глазами.

— GS ответили на предложение по IT-зоне. Они ведь сначала захотели курировать этот проект, а потом что-то поутихли?

— Да, это предложение по IT-зоне было направлено на них. Они его получили. Сейчас идет стадия проработки вопросов, концепции, каким образом эту историю можно было реализовывать. Мы будем очень рады, если эта концепция будет реализована в том формате в Светлогорске, который мы предложили в своем обращении.

— Внутри Корпорации развития туризма был проект «Сердце города». Какова его судьба?

— Хороший вопрос, потому что у меня много вопросов к деятельности Корпорации развития туризма. Те проекты, которые реализовывались, они были, условно, тяжелыми по взаимоотношениям, по гладкости их прохождения. У нас задача стоит, кто мы, что мы будем делать и что из этой задачи реализовывать. Мне видится, что мы должны реализовывать не только промышленные истории, но и истории туристические. В какой форме, в каком объеме? Будет ли это только в рамках тех проектов по Рыбной деревне, что уже проговорил, либо мы увидим себя в логике музейного квартала и той концепции, которая ставилась как задача Корпорации. То ли мы входим в логику взаимоотношений и той концепции, которую разрабатывала КБ «Стрелка». Мы, скорее всего, еще посмотрим.




Наверх ↑